Русские народные сказки

Иван Царевич 2.jpg

Русские Народные Сказки  - это Русские Веды, в которых щедро рассыпаны Намёки на жизнь полную Приключений,  Подвигов и Сказочных наград! Если хочешь Елену Прекрасную в жёны и Полцарства в придачу, научись понимать Тайный смысл в знакомых с детства сюжетах!

Сказка – ложь да в ней намёк, кто понял её – Урок!







Русские Народные Сказки освещают Семь основных тем:

1.       Про Эпоху Лисы – 16 видов лисьих обманов в 16 сказках. Как Русский Народ был обманут Лисой последние 1600 лет

2.       Про Сказочных Богатырей и Победу над Змеями Горынычами, которые и сегодня крутят головами: алкоголя (зеленый змей), курения (табачный змей), гад-жетов (технозмей)

3.       Сказки про Народную Бытовую Мудрость

4.       Волшебные Сказки об использовании Сапогов Скороходов, Скатерти Самобранки, Летучего Корабля, Волшебного  Зеркальца, Меча Кладенца и Гуселек Самогудов

5.       Звёздные Сказки про волшебную связь с Небесными Чертогами Лебедя, Коровы Земун, Финиста Ясного Сокола и звёздное происхождение человечества

6.       Сказки про Кресение – очищение Души от Харь (подселенцев – обиды, злости, гнева)

Репка, Теремок и другие

7.       Сказка «Иван Царевич и Серый Волк» - как красиво войти в Эпоху Волка с 2012 года:

- самая известная сказочная картина «Иван Царевич и Елена Прекрасная на Сером Волке» Васнецова

- в декабре 2012 года впервые вышел мультфильм «Иван Царевич и Серый Волк»

- в 2012 году Иван Царевич начал проводить волшебные  семинары по всей Сказочной Руси

- в 2012 году Ивана Царевича пригласили на Первый Канал в самую рейтинговую вечернюю программу «Прямой Эфир», где было озвучено, что закончилась Эпоха Лисы и началась Эпоха Волка!

Иван Царевич 1.jpg


СКАЗКИ ПРО ЛИСУ И ЕЕ ХИТРОСТИ

лиса 1.jpg

ЭПОХАЛЬНЫЕ СКАЗКИ

От Эпохи Лисы к Эпохе Волка.

Эпохальные сказки про Лису описывают все виды обмана в наше время, чтобы мы, сохраняя бдительность, могли пройти сквозь все Хитросплетения Лисьих сюжетов в Эпоху Волка – время честности и правды и сдать 16 Экзаменов!!!

Здесь собраны 16 главных сказок, описывающих в Образах суть Лисьей хитрости.

Колобок – сказка про Звездную родословную славян и испытания Колобьего Тела (Колобка) в Эпоху Лисы (1600 лет) – Сорок Сороков. 

Заячья избушка  - сказка о том, как нас выгнали из родного дома и сада, а поможет вернуться нам только Золотой Петушок – духовное пробуждение. 

Лиса и Волк – сказка о том, как лисьи жрецы постоянно отправляют нас ловить рыбу на хвост, а сами уже украли её у рыбака!

Лиса и Дрозд – сказка про ювенальную юстицию, Лисичка со скалочкой – сказка про ростовщиков, Лиса и Кувшин – про олигархов и их судьбу, Лиса исповедница – про попов и так далее.

Добры молодцы и Красны девицы, раскрывайте Образное Мышление, зажигая Царя в голове и восстанавливайте свой Колобок!!!

 

1.      КОЛОБОК

Жил-был старик со старухою. Просит старик: "Испеки, старуха, колобок". - "Из чего печь - то? Муки нету". - "Э - эх, старуха! По коробу поскреби, по сусеку помети; авось муки и наберется".

Взяла старуха крылышко, по коробу поскребла, по сусеку помела, и набралось муки пригоршни с две. Замесила на сметане, изжарила в масле и положила на окошечко постудить.

Колобок полежал - полежал, да вдруг и покатился - с окна на лавку, с лавки на пол, по полу да к дверям, перепрыгнул через порог в сени, из сеней  на крыльцо, с крыльца - на двор, со двора за ворота, дальше и дальше.

Катится Колобок по дороге, а навстречу ему Заяц: "Колобок, колобок! Я тебя съем". - "Не ешь меня, косой Зайчик! Я тебе песенку спою", - сказал Колобок и запел:

Я по коробу скребен,

По сусеку метен,

На сметане мешон,

Да в масле пряжон,

На окошке стужон;

Я у дедушки ушел,

Я у бабушки ушел,

У тебя, Зайца, не хитро уйти!

И покатился себе дальше; только Заяц его и видел!.. Катится Колобок, а навстречу ему Волк: "Колобок, Колобок! Я тебя съем!" - "Не ешь меня, Серый Волк! Я тебе песенку спою!"

Я по коробу скребен,

По сусеку метен,

На сметане мешон,

Да в масле пряжон,

На окошке стужон;

Я у дедушки ушел,

Я у бабушки ушел,

Я у Зайца ушел,

У тебя, волка, не хитро уйти!

И покатился себе дальше; только Волк его и видел!.. Катится Колобок, а навстречу ему Медведь: "Колобок, Колобок! Я тебя съем". - "Где тебе, косолапому, съесть меня!"

Я по коробу скребен,

По сусеку метен,

На сметане мешон,

Да в масле пряжон,

На окошке стужон;

Я у дедушки ушел,

Я у бабушки ушел,

Я у Зайца ушел,

Я у Волка ушел,

У тебя, Медведь, не хитро уйти!

И опять укатился; только Медведь его и видел!.. Катится, катится Колобок, а навстречу ему Лиса: "Здравствуй, Колобок! Какой ты хорошенький". А Колобок запел:

Я по коробу скребен,

По сусеку метен,

На сметане мешон,

Да в масле пряжон,

На окошке стужон;

Я у дедушки ушел,

Я у бабушки ушел,

Я у Зайца ушел,

Я у Волка ушел,

У Медведя ушел,

У тебя, Лиса, и подавно уйду!

"Какая славная песенка! - сказала Лиса. - Но ведь я, Колобок, стара стала, плохо слышу; сядь - ка на мою мордочку да пропой еще разок погромче". Колобок вскочил Лисе на мордочку и запел ту же песню.

"Спасибо, колобок! Славная песенка, еще бы послушала! Сядь - ка на мой язычок да пропой в последний разок", - сказала Лиса и высунула свой язык; колобок сдуру прыг ей на язык, а Лиса - ам его! и скушала.

А в Эпоху Волка сказка заканчивается так: Сел Колобок Лису на мордочку, а тут пролетала Птица Гамаюн, Лиса посмотрела на нее и заслушалась её пением, а Колобок прыг-скок и покатился дальше с веселыми и радостными Песнями.

И все добрые люди стали дружить с Колобком.

 

2.      ЗАЯЧЬЯ ИЗБУШКА

Жили-были лиса да заяц. У лисы была избенка ледяная, у зайца - лубяная.

Пришла весна красна - у лисы избенка растаяла, а у зайца стоит по-старому.

Вот лиса и попросилась у него переночевать, да его из избенки и выгнала. Идет дорóгой зайчик, плачет. Ему навстречу собака:

- Тяф, тяф, тяф! Что, зайчик, плачешь?

- Как мне не плакать? Была у меня избенка лубяная, а у лисы ледяная. Попросилась она ко мне ночевать, да меня и выгнала.

- Не плач, зайчик! Я твоему горю помогу.

Подошли они к избенке. Собака забрехала:

- Тяф, тяф, тяф! Поди, лиса, вон!

А лиса им с печи:

- Как выскочу, как выпрыгну, пойдут клочки по закоулочкам!

Собака испугалась и убежала.

Зайчик опять идет дорóгой, плачет. Ему навстречу медведь:

- О чем, зайчик, плачешь?

- Как мне не плакать? Была у меня избенка лубяная, а у лисы ледяная. Попросилась она ночевать, да меня и выгнала.

- Не плачь, я твоему горю помогу.

- Нет, не поможешь. Собака гнала - не выгнала, и тебе не выгнать.

- Нет, выгоню!

Подошли они к избенке. Медведь как закричит:

- Поди, лиса, вон!

А лиса им с печи:

- Как выскочу, как выпрыгну, пойдут клочки по закоулочкам!

Медведь испугался и убежал.

Идет опять зайчик. Ему навстречу бык:

- Что, зайчик, плачешь?

- Как мне не плакать? Была у меня избенка лубяная, а у лисы ледяная. Попросилась она ночевать, да меня и выгнала.

- Пойдем, я твоему горю помогу.

- Нет, бык, не поможешь. Собака гнала - не выгнала, медведь гнал - не выгнал, и тебе не выгнать.

- Нет выгоню!

Подошли они к избенке. Бык как заревел:

- Поди, лиса, вон!

А лиса им с печи:

- Как выскочу, как выпрыгну, пойдут клочки по закоулочкам!

Бык испугался и убежал.

Идет опять зайчик дорóгой, плачет пуще прежнего. Ему навстречу петух с косой:

- Ку-ка-реку! О чем, зайчик, плачешь?

- Как мне не плакать? Была у меня избенка лубяная, а у лисы ледяная. Попросилась она ночевать, да меня и выгнала.

- Пойдем, я твоему горю помогу.

- Нет, петух, не поможешь. Собака гнала - не выгнала, медведь гнал - не выгнал, бык гнал - не выгнал, и тебе не выгнать.

- Нет, выгоню!

Подошли они к избенке. Петух лапами затопал, крыльями забил:

- Ку-ка-ре-ку! Иду на пятах,

Несу косу на плечах,

Хочу лису посéчи,

Слезай, лиса, с пéчи,

Поди, лиса, вон!

Лиса услыхала, испугалась и говорит:

- Обуваюсь...

Петух опять:

- Ку-ка-ре-ку! Иду на пятах,

Несу косу на плечах,

Хочу лису посéчи,

Слезай, лиса, с пéчи,

Поди, лиса, вон!

Лиса опять говорит:

- Одеваюсь...

Петух в третий раз:

- Ку-ка-ре-ку! Иду на пятах,

Несу косу на плечах,

Хочу лису посéчи,

Слезай, лиса, с пéчи,

Поди, лиса, вон!

Лиса со страха выбежала, а петух тут и отрубил ей хвост, и убежала Лиса в лес безхвостая.

И стали петошок с зайчиком жить-поживать и добра наживать в лубяной избенке.

 

 3.      ЛИСА И ВОЛК

Жили себе дед да баба. Дед и говорит бабе:

— Ты, баба, пеки пироги, а я запрягу сани, поеду за рыбой. Наловил дед рыбы полный воз. Едет домой и видит: лисичка свернулась калачиком, лежит на дороге.

Дед слез с воза, подошел, а лисичка не ворохнется, лежит как мертвая.

— Вот славная находка! Будет моей старухе воротник на шубу. Взял дед лису и положил на воз, а сам пошел впереди. А лисица улучила время и стала выбрасывать полегоньку из воза все по рыбке да по рыбке, все по рыбке да по рыбке.

Повыбросила всю рыбу и сама потихоньку ушла. Дед приехал домой и зовет бабу:

— Ну, старуха, знатный воротник привез тебе на шубу! Подошла баба к возу: нет на возу ни воротника, ни рыбы. И начала она старика-ругать:

— Ах ты такой-сякой, еще вздумал меня обманывать!

Тут дед смекнул, что лисичка-то была не мертвая. Погоревал, погоревал, да что ты будешь делать!

А лисица тем временем собрала на дороге всю рыбу в кучку, села и ест. Приходит к ней волк:

— Здравствуй, кумушка, хлеб да соль!

— Я ем свой, а ты подальше стой.

— Дай мне рыбки.

— Налови сам да и ешь.

— Да я не умею.

— Эка, ведь я же наловила. Ты, куманек, ступай на реку, опусти хвост в прорубь, сиди да приговаривай: «Ловись, рыбка, и мала и велика! Ловись, рыбка, и мала и велика!» Так рыба тебя сама за хвост и будет хватать. Как подольше посидишь, так больше и наудишь.

Пошел волк на реку, опустил хвост в прорубь, сидит, приговаривает:

— Ловись, рыбка, и мала и велика. Ловись рыбка, и мала и велика!

А лисица ходит около волка и приговаривает:

— Ясни, ясни на небе звезды, Мерзни, мерзни, волчий хвост!

Волк спрашивает лису:

— Что ты, кума, все говоришь?

— А я тебе помогаю, рыбку на хвост нагоняю.

А сама опять:

— Ясни, ясни на небе звезды, Мерзни, мерзни, волчий хвост!

Сидел волк целую ночь у проруби. Хвост у него и приморозило. Под утро хотел подняться — не тут-то было. Он и думает: «Эка, сколько рыбы привалило — и не вытащить!»

В это время идет баба с ведрами за водой. Увидела волка и закричала:

— Волк, волк! Бейте его!

Волк — туда-сюда — не может вытащить хвост. Баба бросила ведра и давай его бить коромыслом. Била, била — волк рвался, рвался, оторвал себе хвост и пустился наутек. «Хорошо же,— думает,— ужо я отплачу тебе, кума!»

А лисичка забралась в избу, где жила эта баба, наелась из квашни теста, голову себе тестом вымазала, выбежала на дорогу, упала и лежит, стонет.

Волк ей навстречу:

— Так вот как ты учишь, кума, рыбу ловить! Смотри, меня всего исколотили...

Лиса ему говорит:

— Эх, куманек! У тебя хвоста нет, зато голова цела, а мне голову разбили, смотри — мозг выступил, насилу плетусь.

— И то правда,— говорит ей волк.— Где тебе, кума, идти, садись на меня, я тебя довезу.

Села лисица волку на спину. Он ее и повез. Вот лисица едет на волке и потихоньку поет:

— Битый небитого везет, Битый небитого везет!

— Ты чего, кума, все говоришь?

— Я, куманек, твою боль заговариваю. И сама опять:

— Битый небитого везет, Битый небитого везет!

Завез её Волк домой, и тут захотелось Лисе курочки. Ночью она пробралась в курятник, украла курочку, а Петух как закричит: Ку-ка-ре-ку!!! Проснулись собаки, догнали Лису, оторвали ей хвост, чтобы не крутила обманы, а курочку забрали и вернули в курятник. И зажили Петушок с курочками дружно и счастливо.

 

4.      КОТ, ПЕТУХ И ЛИСА

Слушайте: жил-был старик, у него были кот да петух. Старик ушел в лес на работу, кот понёс ему есть, а петуха оставил стеречь дом. На ту пору пришла лиса:

- Кукареку, петушок,

Золотой гребешок,

Выгляни в окошко,

Дам тебе горошку,

Так пела лисица, сидя под окном. Петух выставил окошко, высунул головку и посмотрел: кто тут поет? А лиса хвать его в когти и понесла в свою избушку. Петух закричал:

- Понесла меня лиса, понесла петуха за темные леса, за дремучие боры, по крутым бережкам, по высоким горам. Кот Котофеевич, отыми меня!

Кот услыхал крик и бросился в погоню, настиг лису, отбил петуха и принес его домой.

- Смотри же, Петя, - говорит ему кот, - не выглядывай в окошко, не верь лисе: она съест тебя и косточек не оставит.

Старик опять ушел в лес на работу, а кот понёс ему есть. Старик, уходя, заказывал петуху беречь дом и не выглядывать в окошко. Но лисице больно захотелось скушать петушка. Пришла она к избушке и запела:

- Кукареку, петушок,

Золотой гребешок,

Выгляни в окошко,

Дам тебе горошку,

Дам и зернышек.

Петух ходит по избе, молчит, не отзывается. Лиса снова запела песенку и бросила в окно горошку. Петух съел горошек и говорит:

- Нет, лиса, не обманешь! Ты хочешь меня съесть... и косточек не оставишь.

- Полно, Петя! Стану ли я есть тебя! Мне хотелось, чтобы ты у меня погостил, моего житья-бытья посмотрел, на мое добро поглядел!

И она запела сладким голосом:

- Кукареку, петушок,

Золотой гребешок,

Масляна головка,

Выгляни в окошко,

Я дала тебе горошку,

Дам и зернышек.

Петух выглянул в окошко, а лиса его в когти. Закричал петух благим матом:

- Понесла меня лиса, понесла петуха за темные леса, за дремучие боры, по крутым бережкам, по высоким горам. Кот Котофеевич, выручай меня!

Кот услыхал крик, пустился в погоню, нагнал лису и отбил петуха.

- Не говорил ли я тебе, Петя, не выглядывай в окошко - съест тебя лиса и косточек не оставит! Смотри же, слушай меня! Мы завтра далеко пойдем.

Вот опять старик ушел на работу, и кот ему хлеба понес. Лиса подкралась под окошко и тут же песенку запела. Три раза пропела, а петух все молчит.

- Что это, - говорит лиса, - ныне Петя совсем онемел!

- Нет, лиса, не обманешь меня! Не выгляну в окошко.

Лиса бросила в окно горошку да пшенички и снова запела:

- Кукареку, петушок,

Золотой гребешок,

Масляна головка,

Выгляни в окошко,

У меня-то хоромы,

Хоромы большие,

В каждом углу

Пшенички по мерочке:

Ешь, сыт, не хочу!

Потом добавила:

- Да, посмотрел бы ты, Петя, сколько у меня всяких диковинок! Полно, не верь коту! Если бы я хотела тебя съесть, то давно бы это сделала. А то видишь - я тебя люблю, хочу тебя в люди показать да уму-разуму научить, как надо на свете жить. Да покажись же, Петя! Вот я за угол уйду!

И притаилась за стеною...

Петух вскочил на лавку, высунул голову в окошко, а лиса его в когти - и была такова! Петух закричал во все горло, но старик и кот были далеко, и не слыхали его крика.

Долго ли, коротко ли, воротился кот домой и видит: петушка нет, надо из беды выручать. Кот тотчас же нарядился гусляром, захватил в лапы дубинку и отправился к лисицыной избушке. Пришел и начал наигрывать на гуслях:

- Трень-брень, гусельцы, золотые струночки! Дома ли Лисафья, дома ли с детками, одна дочка Чучелка, другая Подчучелка, третья Подай-челнок, четвертая Подмети-шесток, пятая Трубу-закрой, шестая Огня-вздуй, а седьмая Пеки-пироги!

Лиса говорит:

- Поди, Чучелка, посмотри, кто такую хорошую песню поет?

Чучелка вышла за ворота, а гусляр стук ее в лобок - да в коробок и снова запел ту же самую песню. Лиса посылает другую дочку, а за другою - третью, а за третьей - четвертую, и так дальше, какая ни выйдет за ворота - гусляр свое дело сделает: стук в лобок - да в коробок! Перебил всех Лисицыных деток поодиночке.

Лиса ждет их и не дождется. “Дай, - думает, - сама посмотрю!”

Вышла за ворота, а кот размахнулся дубинкой, как хватит ее по голове - из нее и дух вон! Петушок обрадовался, вылетел в окно и благодарит кота за свое спасение. Воротились они к старику и стали себе жить-поживать да добра наживать.

 

5.      ЗВЕРИ В ЯМЕ

Жили-были петушок и курочка. Вот пошел град. Испугалась курочка и кричит:

— Петушок, петушок! Беда! Бояре наехали, палят, стреляют, нас убивают! Бежим отсюда!

И побежали. Бежали, бежали. Им навстречу — заяц:

— Куда, петушок, бежишь?

— Ай, не спрашивай меня, спрашивай курочку!

— Куда, курочка, бежишь?

— Бояре наехали, палят, стреляют, нас убивают!

— Возьмите меня!

И побежали втроем. Им навстречу — лиса:

— Куда, зайчик, бежишь?

— Не спрашивай меня, спрашивай петушка!

— Куда, петушок, бежишь?

— Ай, не спрашивай меня, спрашивай курочку!

— Куда, курочка, бежишь?

— Бояре наехали, палят, стреляют, нас убивают!

— Возьмите меня!

И побежали вчетвером. Им навстречу — волк:

— Куда, лиса, бежишь?

— Не спрашивай меня, спрашивай зайца!

— Куда, зайчик, бежишь?

— Не спрашивай меня, спрашивай петушка!

— Куда, петушок, бежишь?

— Ай, не спрашивай меня, спрашивай курочку!

— Куда, курочка, бежишь?

— Бояре наехали, палят, стреляют, нас убивают!

— Возьмите меня!

И побежали впятером. Им навстречу — медведь:

— Куда, волк, бежишь?

— Не спрашивай меня, спрашивай лису!

— Куда, лисичка, бежишь?

— Не спрашивай меня, спрашивай зайца!

— Куда, зайчик, бежишь?

— Не спрашивай меня, спрашивай петушка!

— Куда, петушок, бежишь?

— Ай, не спрашивай меня, спрашивай курочку!

— Куда, курочка, бежишь?

— Бояре наехали, палят, стреляют, нас убивают!

— Возьмите меня!

И побежали вшестером. Бежали, бежали да в глубокую яму и упали. Долго они в яме сидели, есть захотели, а выйти не могут.

Вот лиса и говорит:

— Давайте имена спрашивать! Чье имя хуже, того и съедим.

И запела лиса:

— Медведь-медведy хно — имечко хорошее.

Лиса-олисa ва — имечко хорошее.

Волк-волчy хно — имечко хорошее.

Заяц-зайчy хно — имечко хорошее.

Петух-петушy хно — имечко хорошее.

Кура-окурa ва — имя худое!

Тут курочку и съели.

Прошло немного времени — опять есть хочется. Лиса запела:

— Медведь-медведy хно — имечко хорошее.

Лиса-олисa ва — имечко хорошее.

Волк-волчy хно — имечко хорошее.

Заяц-зайчy хно — имечко хорошее.

Петух-петушy хно — имя худое!

И съели петушка.

Посидели — опять есть захотели. Лиса запела:

— Медведь-медведy хно — имечко хорошее.

Лиса-олисa ва — имечко хорошее.

Волк-волчy хно — имечко хорошее.

Заяц-зайчy хно — имя худое!

Съели и зайца. Долго ли, коротко ли, опять есть захотели. Лиса запела:

— Медведь-медведy хно — имечко хорошее.

Лиса-олисa ва — имечко хорошее.

Волк-волчy хно — имя худое!

Разорвал медведь волка. Стали они с лисой есть. Лиса часть съела, а другую-то припрятала. Сидели-сидели, опять проголодались. Лиса потихоньку начала есть припрятанное, а медведь спрашивает:

— Чем, лисанька, лакомишься?

— Кишочки свои достаю и ем.

— А как ты их достаешь?

— Распорола брюхо и достаю.

Медведь поверил и распорол себе брюхо.

Осталась лиса одна в яме. Прошло немного времени, летит мимо птичка-синичка. Лиса кричит ей:

— Птичка-синичка, выручи меня из беды!

— А как я тебя выручу?

— Наноси в яму веток!

Наносила птичка-синичка в яму веток, и выбралась лисица на волю.

 

6.      КАК ЛИСА УЧИЛАСЬ ЛЕТАТЬ

Встретился с лисицей журавль:

— Что, лисица, умеешь ли летать?

— Нет, не умею.

— Садись на меня, научу.

Села лисица на журавля. Унес ее журавль высоко-высоко.

— Что, лисица, видишь ли землю?

— Едва вижу: с овчину земля кажется!

Журавль ее и стряхнул с себя.

Лисица упала на мягкое место, на сенную кучу.

Журавль подлетел:

— Ну как, умеешь, лисица, летать?

— Летать-то умею — садиться тяжело!

— Садись опять на меня, научу.

Села лиса на журавля. Выше прежнего унес он ее и стряхнул с себя.

Упала лисица на болото: на три сажени ушла в землю.

Так лисица и не научилась летать.

Лиса - исповедница

 

7.      ЛИСА ИСПОВЕДНИЦА

Однажды лиса всю большую осеннюю ночь протаскалась по лесу не евши. На заре прибежала она в деревню, взошла на двор к мужику и полезла на насест к курам. Только что подкралась и хотела схватить одну курицу, а петуху пришло время петь: вдруг он крыльями захлопал, ногами затопал и закричал во все горло. Лиса с насеста-то так со страху полетела, что недели три лежала в лихорадке.

     Вот раз вздумалось петуху пойти в лес — разгуляться, а лисица уж давно его стережет; спряталась за куст и поджидает: скоро ли петух подойдет.

А петух увидел сухое дерево, взлетел на него и сидит себе.

В то время лисе скучно показалось дожидаться, захотелось сманить петуха с дерева; вот думала-думала да и придумала: "Дай прельщу его!"

Подходит к дереву и стала здороваться:

— Здравствуй, Петенька!

"Зачем ее лукавый занес?" — думает петух. А лиса приступает со своими хитростями:

— Я тебе, Петенька, добра хочу — на истинный путь наставить и разуму научить. Ты, Петя, на исповеди ни разу не бывал. Слезай ко мне и покайся, а я все грехи с тебя сниму и на смех не подыму.

     Петух стал спускаться ниже и ниже и попал прямо лисе в лапы. Схватила его лиса и говорит:

— Теперь я задам тебе жару! Ты у меня за все ответишь: попомнишь про свои худые дела! Вспомни, как я в осеннюю темную ночь приходила и хотела попользоваться одним куренком, — а я в то время три дня ничего не ела, — и ты крыльями захлопал и ногами затопал!..

— Ах, лиса! — говорит петух. — Ласковые твои словеса! Премудрая княгиня! Вот у нашего архиерея скоро пир будет; в то время стану я просить, чтоб тебя сделали просвирнею, и будут нам с тобой просвиры мягкие, кануны сладкие, и пойдет про нас слава добрая.

 Лиса распустила лапы, а петух порх на дубок.

 

 8.      ЛИСА И ДРОЗД

Дрозд на дереве гнездышко свил, яички снес и вывел детенышей. Узнала про это лисица. Прибежала и — тук-тук хвостом по дереву.

Взглянул дрозд из гнезда, а лиса ему:

— Дерево хвостом подсеку, тебя, дрозда, съем и детей твоих съем!

Дрозд испугался и стал просить, стал лису молить:

— Лисанька-матушка, дерева не руби, детушек моих не губи! Я тебя пирогами да медом накормлю.

— Ну, накормишь пирогами да медом - не буду дерева рубить!

— Вот пойдем со мной на большую дорогу.

И отправились лиса и дрозд на большую дорогу: дрозд летит, лиса вслед бежит.

Увидел дрозд, что идет старуха со внучкой, несут корзину пирогов и кувшин меду.

Лисица спряталась, а дрозд сел на дорогу и побежал, будто лететь не может: взлетит от земли да и сядет, взлетит да и сядет.

Внучка говорит бабушке:

— Давай поймаем эту птичку!

— Да где нам с тобой поймать!

— Как-нибудь поймаем. У ней, видать, крыло подбито. Уж больно красивая птичка!

Старуха с внучкой поставили корзину да кувшин на землю и побежали за дроздом.

Отвел их дрозд от пирогов да от меду. А лисица не зевала: вволю пирогов да меду наелась и в запас припрятала.

Взвился дрозд и улетел в свое гнездо.

А лиса тут как тут — тук-тук хвостом по дереву:

— Дерево хвостом подсеку, тебя, дрозда, съем и детей твоих съем!

Дрозд высунулся из гнезда и ну лисицу просить, ну лисицу молить.

— Лисанька-матушка, дерево не руби, детушек моих не губи! Я тебя пивом напою.

— Ну, пойдем скорей. Я жирного да сладкого наелась мне пить хочется!

Полетел опять дрозд на дорогу, а лисица вслед бежит.

Дрозд видит — едет мужик, везет бочку пива. Дрозд к нему: то на лошадь сядет, то на бочку. До того рассердил мужика, тот захотел убить его. Сел дрозд на гвоздь, а мужик как ударит топором — и вышиб из бочки гвоздь. Сам побежал догонять дрозда.

А пиво из бочки на дорогу льется. Лиса напилась, сколько хотела, пошла, песни запела.

Улетел дрозд в свое гнездо. Лисица опять тут как тут — тук-тук хвостом по дереву:

— Дрозд, а дрозд, накормил ты меня?

— Накормил!

— Напоил ты меня?

— Напоил!

— Теперь рассмеши меня, а то дерево хвостом подсеку, тебя, дрозда, съем и детей твоих съем!

Повел дрозд лису в деревню. Видит — старуха корову доит, а рядом старик лапти плетет. Дрозд сел старухе на плечо. Старик и говорит:

— Старуха, ну-ка не шевелись, я убью дрозда! — И ударил старуху по плечу, а в дрозда не попал.

Старуха упала, подойник с молоком опрокинула.

Вскочила старуха и давай старика ругать.

Долго лисица смеялась над глупым стариком.

Улетел дрозд в свое гнездо. Не успел детей накормить, лисица опять хвостом по дереву: тук-тук-тук!

— Дрозд, а дрозд, накормил ты меня?

— Накормил!

— Напоил ты меня?

— Напоил!

— Рассмешил ты меня?

— Рассмешил!

— Теперь напугай меня!

Рассердился дрозд и говорит:

— Закрой глаза, беги за мной!

Полетел дрозд, летит-покрикивает, а лисица бежит за ним — глаз не открывает.

Привел дрозд лису прямо на охотников.

— Ну, теперь, лиса, пугайся!

Лиса открыла глаза, увидела собак — и наутек. А собаки — за ней. Едва добралась до своей норы.

Залезла в нору, отдышалась маленько и начала спрашивать:

— Глазки, глазки, что вы делали?

— Мы смотрели, чтобы собаки лисаньку не съели.

— Ушки, ушки, что вы делали?

— Мы слушали, чтобы собаки лисаньку не скушали.

— Ножки, ножки, что вы делали?

— Мы бежали, чтобы собаки лисаньку не поймали.

— А ты, хвостище, что делал?

— Я, хвастище, по пням, по кустам, по колодам цеплял да тебе бежать мешал.

Рассердилась лисица на хвост и высунула его из норы:

— Нате, собаки, ешьте мой хвост!

Собаки ухватили лису за хвост и вытащили ее из норы, хвост оторвали и чуть убежала лиса в лес и больше к дрозду ни ногой.

 

9.      ЛИСА И ЖУРАВЛЬ

Лиса с журавлем подружились.

Вот вздумала лиса угостить журавля, пошла звать его к себе в гости:

- Приходи, куманек, приходи, дорогой! Уж я тебя угощу!

Пошел журавль на званный пир. А лиса наварила манной каши и размазала по тарелке. Подала и потчевает:

- Покушай, голубчик куманек, - сама стряпала.

Журавль стук-стук носом по тарелке, стучал, стучал - ничего не попадает!

А лисица лижет себе да лижет кашу, так все сама и съела.

Кашу съела и говорит:

- Не обессудь, куманек! Больше потчевать нечем.

Журавль ей отвечает:

- Спасибо, кума, и на этом! Приходи ко мне в гости.

На другой день приходит лиса к журавлю, а он приготовил окрошку, наклал в кувшин с узким горлышком, поставил на стол и говорит:

- Кушай, кумушка! Право, больше нечем потчевать.

Лиса начала вертеться вокруг кувшина. И так зайдет, и эдак, и лизнет его, и понюхает-то, - никак достать не может: не лезет голова в кувшин.

А журавль клюет себе да клюет, пока все не съел.

- Ну, не обессудь, кума! Больше угощать нечем!

Взяла лису досада. Думала, что наестся на целую неделю, а домой пошла - не солоно хлебала. Как аукнулось, так и откликнулось!

С тех пор и дружба у лисы с журавлем врозь.

  

10. ЛИСА И КОЗЕЛ

Бежала лиса, на ворон зазевалась — и попала в колодец. Воды в колодце было немного: утонуть нельзя, да и выскочить — тоже.

Сидит лиса, горюет.

Идет козел — умная голова; идет, бородищей трясет, рожищами мотает; заглянул от нечего делать в колодец, увидел там лису и спрашивает:

— Что ты там, лисанька, поделываешь?

— Отдыхаю, голубчик, — отвечает лиса, — там, наверху, жарко, так я сюда забралась. Уж как здесь прохладно да хорошо! Водицы холодненькой — сколько хочешь!

А козлу давно пить хочется.

— Хороша ли вода-то? — спрашивает козел.

— Отличная, — отвечает лиса. — Чистая, холодная! Прыгай сюда, коли хочешь; здесь обоим нам место будет.

Прыгнул сдуру козел, чуть лисы не задавил. А она ему:

— Эх, бородатый дурень, и прыгнуть-то не умел — всю обрызгал.

Вскочила лиса козлу на спину, со спины на рога, да и вон из колодца.

Чуть было не пропал козел с голоду в колодце; насилу-то его отыскали и за рога вытащили.

 

11. ЛИСА И КУВШИН

Вышла баба на поле жать и спрятала за кусты кувшин с молоком. Подобралась к кувшину лиса, всунула в него голову, молоко вылакала; пора бы и домой, да вот беда - головы из кувшина вытащить не может.

Ходит лиса, головой мотает и говорит:

- Ну, кувшин, пошутил, да и будет, - отпусти же меня, кувшинушко! Полно тебе, голубчик, баловать, - поиграл, да и полно!

Не отстает кувшин, хоть ты что хочешь.

Рассердилась лиса:

- Погоди же ты, проклятый, не отстаешь честью, так я тебя утоплю.

Побежала лиса к реке и давай кувшин топить. Кувшин-то утонуть утонул, да и лису за собой потянул.

 

12. ЛИСА И МЕДВЕДЬ

     Жила-была кума-Лиса; надоело Лисе на старости самой о себе промышлять, вот и пришла она к Медведю и стала проситься в жилички:

— Впусти меня, Михаиле Потапыч, я лиса старая, ученая, места займу немного, не объем, не обопью, разве

     Медведь, долго не думав, согласился. Перешла Лиса на житье к Медведю и стала осматривать да обнюхивать, где что у него лежит. Мишенька жил с запасом, сам досыта наедался и Лисоньку хорошо кормил. Вот заприметила она в сенцах на полочке кадочку с медом, а Лиса, что Медведь, любит сладко поесть; лежит она ночью да и думает, как бы ей уйти да медку полизать; лежит, хвостиком постукивает да Медведя спрашивает:

— Мишенька, никак, кто-то к нам стучится? Прислушался Медведь.

— И то, — говорит, — стучат.

— Это, знать, за мной, за старой лекаркой пришли.

— Ну что ж, — сказал Медведь, — иди.

— Ох, куманек, что-то не хочется вставать!

— Ну, ну, ступай, — понукал Мишка, — я и дверей за тобой не стану запирать.

     Лиса заохала, слезла с печи, а как за дверь вышла, откуда и прыть взялась! Вскарабкалась на полку и ну починать кадочку; ела, ела, всю верхушку съела, досыта наелась; закрыла кадочку ветошкой, прикрыла кружком, заложила камешком, все прибрала, как у Медведя было, и воротилась в избу как ни в чем не бывало. Медведь ее спрашивает:

— Что, кума, далеко ль ходила?

— Близехонько, куманек; звали соседки, ребенок у них захворал.

— Что же, полегчало?

— Полегчало.

— А как зовут ребенка?

— Верхушечкой, куманек.

— Не слыхал такого имени, — сказал Медведь.

— И-и, куманек, мало ли чудных имен на свете живет!

     Медведь уснул, и Лиса уснула. Понравился Лисе медок, вот и на другую ночку лежит, хвостом об лавку постукивает:

— Мишенька, никак, опять кто-то к нам стучится?

     Прислушался Медведь и говорит:

— И то, кума, стучат!

— Это, знать, за мной пришли!

— Ну что же, кумушка, иди, — сказал Медведь.

— Ох, куманек, что-то не хочется вставать, старые косточки ломать!

— Ну, ну, ступай, — понукал Медведь, — я и дверей за тобой не стану запирать.

     Лиса заохала, слезла с печи, поплелась к дверям, а как за дверь вышла, откуда и прыть взялась! Вскарабкалась на полку, добралась до меду, ела, ела, всю середку съела; наевшись досыта, закрыла кадочку тряпочкой, прикрыла кружком, заложила камешком, все, как надо, убрала и вернулась в избу. А Медведь ее спрашивает:

— Далеко ль, кума, ходила?

— Близехонько, куманек. Соседи звали, у них ребенок захворал.

— Что ж, полегчало?

— Полегчало.

— А как зовут ребенка?

— Середочкой, куманек.

— Не слыхал такого имени, — сказал Медведь.

— И-и, куманек, мало ли чудных имен на свете живет! — отвечала Лиса.

     С тем оба и заснули. Понравился Лисе медок; вот и на третью ночь лежит, хвостиком постукивает да сама Медведя спрашивает:

— Мишенька, никак, опять к нам кто-то стучится?

     Послушал Медведь и говорит:

— И то, кума, стучат.

— Это, знать, за мной пришли.

— Что же, кума, иди, коли зовут, — сказал Медведь.

— Ох, куманек, что-то не хочется вставать, старые косточки ломать! Сам видишь — ни одной ночки соснуть не дают!

— Ну, ну, вставай, — понукал Медведь, — я и дверей за тобой не стану запирать.

     Лиса заохала, закряхтела, слезла с печи и поплелась к дверям, а как за дверь вышла, откуда и прыть взялась! Вскарабкалась на полку и принялась за кадочку; ела, ела, все последки съела; наевшись досыта, закрыла кадочку тряпочкой, прикрыла кружком, пригнела камешком и все, как надо быть, убрала. Вернувшись в избу, она залезла на печь и свернулась калачиком. А Медведь стал Лису спрашивать:

— Далеко ль, кума, ходила?

— Близехонько, куманек. Звали соседи ребенка полечить.

— Что ж, полегчало?

— Полегчало.

— А как зовут ребенка?

— Последышком, куманек, Последышком, Потапович!

— Не слыхал такого имени, — сказал Медведь.

— И-и, куманек, мало ли чудных имен на свете живет!

     Медведь заснул, и Лиса уснула.

     Вдолге ли, вкоротке ли, захотелось опять Лисе меду — ведь Лиса сластена, — вот и прикинулась она больной: кахи да кахи, покою не дает Медведю, всю ночь прокашляла.

— Кумушка, — говорит Мишка, — хоть бы чем ни на есть полечилась.

— Ох, куманек, есть у меня снадобьеце, только бы медку в него подбавить, и все как есть рукой сымет.

     Встал Мишка с полатей и вышел в сени, снял кадку — ан кадка пуста!

— Куда девался мед? — заревел Медведь. — Кума, это твоих рук дело!

     Лиса так закашлялась, что и ответа не дала.

— Кума, кто съел мед?

— Какой мед?

— Да мой, что в кадочке был!

— Коли твой был, так, значит, ты и съел, — отвечала Лиса.

— Нет, — сказал Медведь, — я его не ел, все про случай берег; это, знать, ты, кума, сшалила?

— Ах ты, обидчик этакий! Зазвал меня, бедную сироту, к себе да и хочешь со свету сжить! Нет, друг, не на такую напал! Я, лиса, мигом виноватого узнаю, разведаю, кто мед съел.

     Вот Медведь обрадовался и говорит:

— Пожалуйста, кумушка, разведай!

— Ну что ж, ляжем против солнца — у кого мед из живота вытопится, тот его и съел.

     Вот легли, солнышко их пригрело. Медведь захрапел, а Лисонька — скорее домой: соскребла последний медок из кадки, вымазала им Медведя, а сама, умыв лапки, ну Мишеньку будить.

— Вставай, вора нашла! Я вора нашла! — кричит в ухо Медведю Лиса.

— Где? — заревел Мишка.

— Да вот где, — сказала Лиса и показала Мишке, что у него все брюхо в меду.

     Мишка сел, протер глаза, провел лапой по животу — лапа так и льнет, а Лиса его корит:

— Вот видишь, Михайло Потапович, солнышко-то мед из тебя вытопило! Вперед, куманек, своей вины на другого не сваливай!

     Сказав это, Лиска махнула хвостом, только Медведь и видел ее.

 

13. ЛИСА И РАК

Лиса говорит раку:

- Давай перегоняться!

- Что же, лиса, давай.

Начали перегоняться.

Лиса побежала, а рак уцепился лисе за хвост.

Лиса до места добежала, обернулась посмотреть, вильнула хвостом, рак отцепился и говорит:

- А я уж давно тут тебя жду.

 

14. ЛИСА И ТЕТЕРЕВ

Тетерев сидел на дереве. Лисица подошла к нему и говорит:

— Здравствуй, тетеревочек, мой дружочек, как услышала твой голосочек, так и пришла тебя проведать.

— Спасибо на добром слове, — сказал тетерев.

Лисица притворилась, что не расслышала, и говорит:

— Что говоришь? Не слышу. Ты бы, тетеревочек, мой дружочек, сошел на травушку погулять, поговорить со мной, а то я с дерева не расслышу.

Тетерев сказал:

— Боюсь я сходить на траву. Нам, птицам, опасно ходить по земле.

— Или ты меня боишься? — сказала лисица.

— Не тебя, так других зверей боюсь, — сказал тетерев. — Всякие звери бывают.

— Нет, тетеревочек, мой дружочек, нынче указ объявлен, чтобы по всей земле мир был. Нынче уж звери друг друга не трогают.

— Вот хорошо, — сказал тетерев, — а то вот собаки бегут; кабы по-старому, тебе бы уходить надо, а теперь тебе бояться нечего.

Лисица услыхала про собак, навострила уши и хотела бежать.

— Куда ж ты? — сказал тетерев. — Ведь нынче указ, собаки не тронут.

— А кто их знает! — сказала лиса. — Может, они указа не слыхали.

И убежала.

 

15. ЛИСИЧКА СО СКАЛОЧКОЙ.

Шла лисичка по дорожке, нашла скалочку. Подняла и пошла дальше. Пришла в деревню и стучится в избу.

- Стук-стук-стук!

- Кто там?

- Я лисичка-сестричка! Пустите переночевать!

- У нас и без тебя тесно.

Cама на лавочку, хвостик под лавочку, скалочку под печку- Да я не потесню вас: сама лягу на лавочку, хвостик под лавочку, скалочку под печку. Её пустили. Вот она легла сама на лавочку, хвостик под лавочку, скалочку под печку. Рано утром лисичка встала, сожгла свою скалочку, а потом и спрашивает:

- Где моя скалочка? Давайте мне за неё курочку! Мужик - делать нечего! - отдал ей за скалочку курочку.

Взяла лисичка курочку, идет и поёт:

Взяла лисичка курочку, идет и поёт:Шла лисичка по дорожке,

Нашла скалочку,

За скалочку взяла курочку!

Пришла она в другую деревню:

- Стук-стук-стук!

- Кто там?

Я, лисичка-сестричка! Пустите переночевать!

- У нас и без тебя тесно.

- Да я не потесню вас: сама лягу на лавочку, хвостик под лавочку, курочку под печку. Её пустил. Лисичка легла сама на лавочку, хвостик под лавочку, а курочку под печку. Рано утром лисичка встала, схватила курочку, съела, а потом и спрашивает:Взяла лиса гусочку идет и поёт:

- Где моя курочка? Давайте мне за курочку гусочку.

Взяла лиса гусочку идет и поёт:

Шла лисичка по дорожке,

Нашла скалочку,

За скалочку взяла курочку,

За курочку взяла гусочку!

Пришла она под вечер в третью деревню:

- Стук-стук-стук!

- Кто там?

Я, лисичка-сестричка! Пустите переночевать!

- У нас и без тебя тесно.

- Да я не потесню вас: сама лягу на лавочку, хвостик под лавочку, гусочку под печку. Её пустил. Лисичка легла сама на лавочку, хвостик под лавочку, а гусочку под печку. Рано утром, чуть свет, лисичка встала, схватила гусочку, съела, да и говорит:

- Где моя гусочка? Давайте мне за гусочку - девочку. А мужику девочку жалко отдавать. Посадил он в мешок большую собаку и отдал лисе: Тут собака выскочила из мешка

- Бери, лиса, девочку! Вот лиса взяла мешок, вышла на дорогу и говорит?

- Девочка, пой песни! А собака из мешка ка-а-ак зарычит! Лиса испугалась, бросила мешок - да бежать... Тут собака выскочила из мешка - да за ней! Лиса от собаки бежала-бежала да под пенёк в нору юркнула. Сидит там и говорит:

Тут собака ухватилась за лисий хвост- Ушки мои, ушки! Что вы делали?

- Мы всё слушали.

- А вы, ножки, что делали?

- Мы всё бежали.

- А вы, глазки?

- Мы всё глядели.

- А ты, хвост?

- А я всё тебе мешал бежать.

- А, ты все мешал! Ну постой же, я тебе задам! - и высунула хвост из норы: - Ешь его, собака! Тут собака ухватилась за лисий хвост, вытащила лису из норы и давай её трепать! Хвост оторвала и убежала в лес безхвостая.

 

16. ЛИСА - СТРАННИЦА

Плохо жилось лисе, вот и надумала она сделаться странницей — идти на богомолье.

Срядилась и пошла. Попался ей навстречу медведь, спрашивает:

— Куда, лиса, идешь?

— Богу молиться... Пошли со мной. Сама иду и тебя поведу.

— Пойдем.

Шли-шли, навстречу им волк:

— Куда, лиса, идешь, куда медведя ведешь?

— Богу молиться... Пошли с нами. Сама иду и вас поведу.

И он пошел.

Шли-шли, навстречу — заяц:

— Куда, лиса, идешь, куда медведя с волком ведешь?

— На богомолье... Пошли со мной. Сама иду и тебя поведу.

И заяц пошел.

Шли-шли, шли-шли — на дороге яма. Как перейти?

Лиса положила жердочку и говорит медведю:

— У тебя ноги толстенькие, лапы широконькие: пойдешь — не упадешь!

Медведь пошел. Как ступил, так и бухнулся в яму, убился насмерть.

Лиса говорит волку:

— Ты, куманек-волченок, иди. У тебя лапки хорошенькие, когти остренькие — ты удержишься.

Вот волк и пошел — и бухнулся в яму, тоже убился.

Лиса говорит зайцу:

— Ты, зайчик-боботунчик, иди. У тебя ножки тоненькие, сам легонький. Скорёхонько пробежишь по жердочке.

Заяц пошел — и бух в яму, убился.

А лиса залезла в яму и всех съела.

Вот тебе и богомолье! Не верь Лисам, а то погибнешь.

Сказка – ложь да в ней намек, кто понял ее урок!

 

ДУМЫ

Выкопал мужик яму в лесу, прикрыл ее хворостом: не попадется ли какого зверя.

Бежала лесом лисица. Загляделась по верхам — бух в яму!

Летел журавль. Спустился корму поискать, завязил ноги в хворосте; стал выбиваться — бух в яму!

И лесе горе, и журавлю горе. Не знают, что делать, как из ямы выбраться.

Лиса из угла в угол мечется — пыль по яме столбом; а журавль одну ногу поджал — и ни с места, и все перед собой землю клюет. Думают оба, как бы беде помочь.

Лиса побегает, побегает да и скажет:

— У меня тысяча, тысяча, тысяча думушек!

Журавль поклюет, поклюет да и скажет:

— А у меня одна дума!

И опять примутся — лиса бегать, а журавль клевать.

«Экой, — думает лиса, — глупый этот журавль! Что он все землю клюет? Того и не знает, что земля толстая и насквозь ее не проклюешь».

А сама все кружит по яме да говорит:

— У меня тысяча, тысяча, тысяча думушек!

А журавль все перед собой клюет да говорит:

— А у меня одна дума!

Пошел мужик посмотреть, не попалось ли кого в яму.

Как заслышала лиса, что идут, принялась еще пуще из угла в угол метаться и все только и говорит:

— У меня тысяча, тысяча, тысяча думушек!

А журавль совсем смолк и клевать перестал. Глядит лиса — свалился он, ножки протянул и не дышит. Умер с перепугу, сердечный!

Приподнял мужик хворост; видит — попались в яму лиса да журавль: лиса юлит по яме, а журавль лежит не шелохнется.

— Ах ты, — говорит мужик, — подлая лисица! Заела ты у меня этакую птицу!

Вытащил журавля за ноги из ямы; пощупал его - совсем еще теплый журавль; еще пуще стал лису бранить.

А лиса-то бегает по яме, не знает, за какую думушку ей ухватиться: тысяча, тысяча, тысяча, думушек!

— Погоди ж ты! — говорит мужик. — Я тебе помну бока за журавля!

Положил птицу подле ямы — да к лисе.

Только что он отвернулся, журавль как расправит крылья да как закричит:

— У меня одна дума была!

Только его и видели.

А лиса со своей тысячью, тысячью, тысячью думушек попала на воротник к  шубе.

лиса 2.jpg